Недоступная «Доступная среда»

0
54


Часто ли вы видите на улицах людей в инвалидной коляске? Часто ли они сидят рядом с вами в кафе или кино? О том, как реально работает программа «Доступная среда» и как живётся в посёлке Пурпе инвалиду-колясочнику, нашей съёмочной группе рассказал Николай Киларь.

В инвалидной коляске Николай Киларь с 2003 года. Приговором судьбы стал неудачный прыжок в воду. Говорит, что раньше своего недуга стеснялся и почти 10 лет не выезжал на улицу. Жить заново, как все, научился 7 лет назад, когда удалось приобрести коляску с электроприводом. Однажды даже на концерте побывал.

Николай Киларь:

Выступали и местные, и очень хорошо было там. Так хорошо сделано: четыре раздевалки, пандус внизу. Прекрасно.

Николай Георгиевич старается вести активный образ жизни. Однако получается это не всегда. Безбарьерная среда зачастую таит непреодолимые для человека в инвалидной коляске препятствия. В отделение «Сбербанка» он приезжает часто, но решить свои вопросы ему так и не удаётся. Нет ни кнопки вызова, ни пандуса, а чтобы пригласить специалиста, приходится просить прохожих.

Нет начальства никого. Говорит, извините, что пандуса нет, а покидать помещение не имеют права.

Нашей съёмочной группе сотрудники банка тоже пояснили, что консультанта или помощника в штатном расписании у них нет, а покидать рабочие места строго запрещено.

Мы не можем и мы не уполномочены давать интервью, к сожалению.

Николай Киларь:

Последний раз полтора часа ждал, и дождь начался, и в прошлом году звонил на горячую линию. «Всё, мы вас услышали, сделаем!» о сих пор ничего не делают. У меня есть доверенность на брата, но брат на работе и не может за мной всегда ходить. Пандус был бы,  я сделал бы сам всё. Сколько боремся, и бесполезно.

Самостоятельно купить продукты или медикаменты у Николая тоже получается не всегда. Во многих торговых точках посёлка нет ни пандусов, ни кнопок вызова персонала.

Николай Киларь:

Ждём, пока кто-нибудь подойдёт, чтобы попросить позвать продавца.

А самостоятельно?

Да никак,  хоть бы сантиметров 10 сделали бы порог. Прошу два года: «А мы ни причём, мы продаём. Это не наш магазин, мы не имеем права делать». На станции  тоже нет пандуса, только у поликлиники. Сейчас коронавирус, и в поликлинику не пускают. Хоть умирай, таблетки есть, а негде покупать.

Дальше по маршруту -крупный сетевой магазин. Кажется, повезло, говорит Николай и усердно нажимает кнопку вызова. Но спустя время, понимает, что помощи ждать придётся долго.

Ало, позови кого-нибудь! Заведующую или продавщицу, хоть кого-нибудь.

Добрый день.

Вы директор? Как к вам зайти, три года уже боремся.

Сейчас сделаем.

Открыть входную дверь сотрудникам магазина всё же удалось, но дальше порога Николай проехать не смог.

— Мы никак не спустимся.

Николай Бахарев, директор магазина:

 Надеюсь, в течение месяца мы всё исправим, потому что пока пандус новый заказать, на это тоже время надо, пока отремонтируют новый проход, и другим не должно мешать.

Отделение почтовой связи для Николая Георгиевича тоже недоступно. Хотя безбарьерная среда на объектах соцназначения должна быть выстроена по умолчанию.

Николай Киларь:

Кроме «Дойны», МФЦ и «Пятёрочки», только 3 места, куда могу зайти, а больше нигде нет.

Веру в порядочность и обещания людей всё исправить Николай ещё не потерял. Искренне надеется, что ситуация изменится, а среда для маломобильных граждан действительно станет доступной.

Николай Киларь:

Я хочу сам ездить. Было бы лето, я бы вообще не спал, ходил и ходил бы,  что дома делать? Мне надоело лежать, я и так поначалу стеснялся, 10 лет не выходил из дома. Не хочу стесняться.

Источник

Поделиться